Администрация города Сорска

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Храм Марса в котловине Сорға

В 1971 г. в межгорной котловине, расположенной в батеневском кряже в верховьях реки Пююр - суғ (По-хакасски «Волчья река»), на картах Бюрь, прямо на современной улице поселка ж/д станции Ербинская, археологической экспедицией МГУ под руководством профессора Кызласова Л.Р. были обнаружены руины древнего манихейского храма.

Скрывавший храм холм был значительных размеров, а высота образовавших его края валов на три метра возвышалась над улицей. Принимая бугор за большой курган, его неоднократно пытались грабить – на поверхности следы не менее шести шурфов и одного обширного раскопа. До этого монументальных архитектурных сооружений на Среднем Енисее вообще никто не находил.

 Раскопки двух полевых сезонов показали, что во второй половине VII в. на месте станция Ербинской был создан крупный храмовый центр Древнехакасского государства, просуществовал до IX-Xв.в. Второй подобный храмовый город, еще больших размеров, был открыт и изучался в 1974-1981 г. в низовьях реки Уйбат. Аборигенные обитатели во все времена особо почитали котловину Согра: именно здесь на протяжении 5 тысяч лет в непотревоженном виде сохранились поздненеолитические святилища с каменными изваяниями божеств, созданные древнейшим населением тазминской культуры в начале III тысячелетия до н.э. Особо, пожалуй, значимо, что и в эпоху расцвета Древнехакасского государства, когда на Енисее появились новые вероучения из числа мировых религий, местом сооружения города с монументальным храмом посередине была избрана все та же священная котловина. Науке предстоит еще понять, почему в этих условиях древние каменные идолы оставались здесь нетронутыми.      

      

Застроенный современным поселком древний город изучать было, конечно, невозможно. Возведенный же в центре его храм был исследован полностью. Это прямоугольное здание  (37,5 х 28,5 м) со стенами из сырцового кирпича было воздвигнуто на массивной каменной платформе. Внутренняя площадь его составляет около 800 кв. м, а толщина мощных стен – около 2,5 м. Стены здания сохранились на высоту до 2 м, а первоначально они возвышались над платформой до 3 м. На это указывали размеры упавших деревянных колонн, сохранившихся в центральном зале. Некогда они располагались в виде галереи вдоль стен. Потолок и стены храма были выбелены известью.

Строительство храма велось следующим образом. Первоначально была расчищена слегка покатая к западу поверхность древней почвы. Затем на ней сооружена массивная прямоугольная платформа, основу которой составляли огромные гранитные валуны, специально привезенные в котловину с окрестных гор Батенёвского кряжа. Гигантские камни были уложены в глиняный раствор в 4-6 слоев на высоту человеческого роста (1,5-1,7 м) и переложены пластами дерна. Поверх камней платформа была обмазана жидкой глиной со щебнем. Ее прямые края были глинобитными. Их ограничивали по низу прямоугольника опалубкой из продольно уложенных бревен. Средневековые строители, воздвигая монументальный сырцовый храм, поставили его на надежный и высокий каменный подиум, предохранив от размывания дождевыми потоками. На платформе после ее просушки, отступив от краев в среднем на 2 м, и были сооружены массивные стены здания из прямоугольного сырцового кирпича, размер которого также указывает на традиции среднеазиатских строителей. Здание, вероятно, не имело окон, и в центральный зал свет поступал через редкие прямоугольные отверстия в кассетных ячейках потолка.

Впрочем, так как верх стен был разрушен по всему периметру, не исключено, что там располагались горизонтальные световые прорези. Поскольку в западной части зала находились основные святыни, а колонны образовывали выступающий вперед квадрат,  возможно в центре плоской крыши был световой люк, прикрытый невысоким полукуполом. Северная и южная стены в западной, удаленной от входов части зала имели четыре узкие и низкие, по- видимому, алтарные подставки-пьедесталы. Все они сложены из обычных сырцовых кирпичей.

Стены, кроме побелки, имели дополнительные украшения в виде аппликаций цветочного характера, наклеенных на деревянные щиты и разукрашенных разными красками. Уцелевшая часть одного из таких щитов являла собою две полосы вываренного берестяного полотнища. По грунту на нем были прописаны многокрасочные композиции, от которых, к сожалению, сохранились лишь голубые и ярко-красные пятна, не образующие ничего цельного.

Основной вход храма с широкой дверью и ведущим от земли на высокую платформу пандусом (длиной и широкой практически по 5м) был обращен на восток, навстречу богине утра Тангтенгри. Он также был сооружен из валунов, уложенных в глинобетон, покрыт слоем щебенки и затем промазан глиняным раствором. Широкий дверной проем (2,45 м) имел два порога и две двери, из двух створок каждая. Одна дверь  открывалась наружу, а другая внутрь помещения, куда опускался короткий пандус. Очевидно, парадный вход предназначался для одновременного прохождения многих людей. Второй, малый, вход, также с пандусом, вел внутрь с севера. Его ширина – 2 м. Сохранились два деревянных порога и четыре притолоки, то есть он имел две двери, разделенные тамбуром. К нему вел пандус длинною и шириною более 3 м. Этот вход, вероятно, служил для прохода избранных лиц: первосвященников, жрецов, представителей высшей знати.

Исследованное  монументальное здание в котловине Согра было воздвигнуто строителями, принадлежащими к западной для Южной Сибири школе среднеазиатского зодчества. Прямое среднеазиатское возведение на градостроительное искусство Саяно- Алтайского нагорья, прежде всего участие самих согдийцев в строительных работах, указывает на религиозную основу обнаруженного явления. Как известно, в середине VIII в. согдийские колонисты развили особую активность в Семиречье, в Восточном Туркестане, на севере Центральной Азии и в Китае, распространяя не только свойственную им культуру, но и связанную с ней манихейскую религию.            

 Вокруг Ербинского храма располагался монастырский городок из деревянных построек. Этот религиозный центр был сооружен, скорее всего, в середине 760-х г. В предчувствии грядущих войн с Уйгурией здесь был воздвигнут монументальный храм богу войны Марсу. И в то же время в 90 км к югу, в Уйбатском центре, древними хакасами был сооружен мощный квадратный многоколонный храм Солнца – ознаменовавший собой утверждение государственного суверенитета народов Южной Сибири. Храм и выросший возле него монастырь (всегда сопутствующий крупным манихейским святилищам) превратили летнюю резиденцию хакасских правителей в котловине Согра не только в административный государственный, но и в важный религиозный, культурный центр. В храме, подобно давним установлениям согдийских городов той эпохи, должна была храниться книга законов и другие государственные регалии и ценности. В монастыре, как предписывал канон, размещалась библиотека, накапливались и переписывались на местной енисейской рунической письменности священные книги манихеев, велось обучение грамоте, врачевание.

Согдийские, уйгурские и появившиеся вслед за ними древнехакасские миссионеры и монахи, очевидно, уже в VIII в. немало преуспели в распространении не только официальной религии, но и государственной енисейской рунической письменности.